Телефон горячей линии:
+7 (495) 780-17-86

Высотность – не главное

Появится ли в обозримом будущем жилье с квартирами на высоте птичьего полета? В каких парках будут гулять сегодняшние младенцы и отдыхать их родители? И каков в целом архитектурный портрет региона в ближайшем будущем? Эти и другие вопросы «Известия» задали заместителю председателя правительства Московской области Герману Елянюшкину.

В апреле этого года заработал новый градостроительный совет Московской области. Каковы первые итоги его деятельности? Устраивают ли они ак­тивистов общественных слушаний?

Надо понимать, что строительство – это всегда неудобство. Даже из-за обычных пустырей возникают жаркие споры. Может, это и смешно, но некоторые привыкли годами там выгуливать собачку. Но вместе с новыми домами появляются детские сады, спортивные площадки. Мне кажется, не самая худшая компенсация за понесенные неудобства. Опять же, не все рады размещению по соседству детских садов, школ. В той же Германии очень жесткие нормы по их размещению. Педантичные немцы расценивают их как источник повышенного шумового воздействия. Но мы не можем не строить совсем!

Так что за три месяца успел обсудить и сделать градсовет? Что-то радикальное?

В нем работают не радикально настроенные противники какого бы то ни было строительства. Мы действуем очень осторожно, чтобы, например, с одной стороны, уменьшить вероятность нареканий со стороны жителей. И не нанести избыточный ущерб финансовому положению строительной компании, с другой. Чтобы не появились обманутые дольщики, с третьей. А есть еще четвертые, пятые, шестые стороны. Очень многогранная проблема! На градсовете мы лишь оцениваем соответствие действующим нормам, правилам, нормативам градостроительного проектирования, возможности окружающей улично-дорожной сети справиться с возрастающим потоком того количества транспорта, которое будет у жителей строящихся домов.

И все же – главное решение, отличное от предыдущей политики в области строительства?

Это снижение этажности, плотности застройки (в мае этого года в Московской области запретили строить дома выше 17 этажей, обсуждаются дополнительные требования при возведении зданий выше 9 этажей. – «Известия»). То, что как раз в обществе вызвало единодушную поддержку: такое количество жилья возводить везде, где попало, где захотелось, застройщикам больше не позволят.

<...>

Если раньше проект ныне строящегося дома был выше 17 этажей, то теперь какова его судьба? Строить все же?

Нет. Проекты будут корректироваться.

А если здание необычной формы? Изменить проект – это же не просто снять несколько этажей, как верхний корж у торта.

К сожалению, у нас за те четыре больших заседания градостроительного совета, что уже прошли, и, наверное, за такое же количество рабочих градостроительных комиссий пока ни одного интересного с архитектурной точки зрения проекта не встретилось. В основном рядовые железобетонные или панельные коробки. Застывший собачий вальс.

Вы предвосхитили мой вопрос. В докладе подмосковного министра по архитектуре и градостроительству Воронцова ничего нет о каких-то мерах поощрения строительства нетиповых проектов. Сознательно?

Тяжело стимулировать морально, когда на одной чаше весов лежит дружеское похлопывание по плечу и красивая статуэтка, а на другой – несколько миллиардов рублей прибыли. Само собой, когда у нас цена за квадратный метр в ближайшем Подмосковье держится на уровне 115 тыс. рублей, то вне зависимости от того, построишь ли ты красивый архитектурный жилой комплекс или «панель», где выжмешь все квадратные метры до последней капельки, все равно ты получишь свои 115 тыс. рублей. Но здесь необходимо и ограничение: есть опасность скатиться в какую-то вкусовщину. В главном управлении архитектуры Московской области как раз создается комиссия, которая будет рассматривать архитектурный проект. Это будет не один человек, а архитекторы, причем достаточно известные.

Мы знаем их фамилии?

Нет, пока состав только формируется. Фамилии, которые обсуждаются, я не хотел бы пока озвучивать. Это тема для отдельного разговора.

Недавно я была в ближайшем «Подлондонье» – Виндзоре. Поражает то, что в этом частном секторе ничто не выбивается из логического визуального ряда при всем многообразии архитектурных решений. Появляются ли в области районы, с визуальной точки зрения безапелляционно красивые?

Конечно. Это – Новые Вешки. Те же Химки. «Урбан Групп» неплохой с архитектурной точки зрения построила комплекс, неплохой комплекс у RDI. И невысокая плотность застройки. Это подход с любовью к покупателям.

Каковы нормативы той самой плотности? Мне кажется, в тех же Котельниках она невероятно высокая.

Должна быть комфортная застройка – для экономики, для жителей. Такая средневзвешенная цифра – 6,5, максимум 10 тыс. кв. м на гектар. А у нас некоторые «особо одаренные» застройщики умудряются из гектара выжимать по 20 тыс. кв. м.

Хочу вернуться к вопросу о высотном строительстве. Мне казалось, что на рынке есть спрос на приобретение бизнес-жилья. Те, кто хочет жить в районе-«мегаполисе», но поближе к природе. Подмосковью-Сити не бывать?

Пока нет. Мы неоднократно с Воробьевым обсуждали, допускается ли строительство в области того или иного аналога Сити. Могут ли быть меры вплоть до отмены запрета высотного строительства на конкретной территории? Может быть, почему нет? Но пока что инвестор, который готов развивать свою территорию именно комплексно, как высотное строительство, с обоснованием, почему это нужно делать, за счет чего возводить те же транспортные коммуникации, дороги, в область не пришел. Никто не закрывает эти двери. И региональные нормы высотного строительства (по конкретному проекту. – «Известия») утвердятся постановлением правительства, когда будет интересный и важный проект. Но пока таких нет. Как я понимаю, экономически это нецелесообразно. У нас же все строят высотный комплекс – пытаются какую-то убогую панель возвести, «догнать» до 25 этажей и побольше. Москва-Сити с архитектурной точки зрения, конечно, пример не бесспорный, но он многим нравится. В том числе профессионалам.

Модная ныне тема – экостроительство. Есть международные сертификаты, в том числе LEED, правда, нет пока российских аналогов. В столице работает около 20 сертифицированных «зеленых» офисов. Насколько важны эти бумажки?

Это больше выбор покупателя, какое жилье себе покупать: имеющее сертификаты или не имеющее. Потом, у нас граждане достаточно обоснованно не доверяют документам, которые предъявляются и показываются. Как правило, пустой звук по ряду причин. Да и недостаток денежных средств... У нас зачастую квартиры покупаются на грани платежеспособности семьи. И выбирается квартира как можно дешевле. Уже не до каких-то современных стандартов. Цена решает все. Считается, опять же вполне обоснованно, что у нас жилье экологически безопасно. Роспотребнадзор ведет серьезный экологический мониторинг. На территории области нет скандалов с некачественным бетоном или вредными примесями.

Какой район Подмосковья сейчас считается самым дорогим, отчасти элитным, и какой – самым эконо­мичным?

Очень просто ответить: чем ближе к Москве, тем дороже.

А если говорить о направ­лениях?

Самые дорогие – Химки, Балашиха, Подольск, Реутов, Красногорск. Прямая зависимость от расстояния. В Подольске не самая оптимальная доступность, но цена там не низкая. В Химках в малоэтажном комплексе, который недавно посещал во время объезда, цена за квадратный метр составляет 73 тыс. рублей. Из экологически безопасных материалов, с хорошей инфраструктурой, с прогулочными зонами, детскими садами и т. д. Фактически такие мини-гостиницы. Это много или мало? Достаточно много. А когда 115 тыс. рублей просят за «панель» в Мытищах? Разница существенная.

Понятно, что цена на жилье рыночная. И все же: ваши эксперты как-то прогнозируют среднюю стоимость жилья в регионе, чтобы область оставалась для жителей привлекательнее, чем столица?

Мы не стремимся к этому. А зачем? Зачем повышать привлекательность покупки жилья в Московской области? У нас и так бюджет не выдерживает той нагрузки, которая ложится в виде необходимости строительства социальной, дорожной, инженерной инфраструктуры. Если цена здесь излишне понизится, то жилье просто будут покупать «впрок». Уже сейчас жители Московской области покупают всего лишь 20 % строящегося жилья. 30 % – москвичи и 50 % – люди из других регионов. Сибирь, Кавказ, Дальний Восток. Все хотят на пенсию приехать в более благополучный субъект Федерации. У многих есть дети, которых родители хотят уже на стадии обучения обеспечить собственным жильем. Поэтому снижение цены повысит количество покупаемого жилья. И в то же время количество жилья, которое имеется на территории области, некому продавать. И то, которое построили, и то, которое строится. Неоднократно цифру приводил. 25 млн кв. м, которые сейчас в строительстве, кто-то должен купить. Цена сейчас чрезмерно задрана вверх у строительных компаний. Уже сверхприбыль. И строительные компании неизбежно будут вынуждены в силу обычных экономических процессов эту цену снижать. Квартиры просто невозможно будет долго держать, разогревая рынок. Сейчас такого количества покупателей просто нет.

От жилья – непосредственно к отдыху и развлечениям. Как вы будете развивать парковые зоны?

Инвесторы здесь не стоят в очереди. Парки значительно менее рентабельны, чем жилищное строительство. И все стараются как-то залезть на рынок строительства жилья. Гостиницы и прочие рекреационные проекты не носят массового характера. 29 июня совершали объезд, и Андрей Воробьев поручил оказать содействие городскому округу Лыткарино. Там есть прекрасная – иначе не назовешь – традиционная зона отдыха, бывший карьер с чистой водой, с белым песком, который ранее использовался при производстве линз для высокоточного оптического оборудования. Сейчас карьер закрыт, и это зона отдыха людей, там есть минимально организованная инфраструктура. Задача – сделать пляжи с учетом всех потребностей современного человека, который уже съездил в Турцию, Болгарию, другие страны.

А инвестору интересно вообще комплексную программу создать?

Интересно – современные парки развлечений. Пейнтбольные площадки, аттракционы, роллерные дорожки, конноспортивные трассы, пляжи – все у нас разрозненное. Нужны круглогодичные центры активного отдыха, где летом катаются на маунтин-байках, зимой на лыжах, круглый год на лошадях. Воробьевым сейчас запущена программа «Парки Подмосковья». 157 проектов будет реализовано: рекреационные зоны, зоны отдыха. Это то, что мы хотим реализовать в Лыткарино. Хотим посмотреть, каким образом это сделать, может быть, подсказать инвесторам, что это тоже может быть интересно.

Западные инвесторы планировали строить в России несколько тематических развлекательных парков Angry Birds. Подмосковье называлось в числе желаемых территорий.

Визитку дать? (Смеется.) Не слышал, но такие интересные проекты мы готовы сопровождать и оказывать содействие. Тот же парк «Россия» – интересное место для отдыха. 6 августа в день старта «Строительной недели Московской области» в «Крокус Экспо» будет объявлен конкурс на разработку его концепции. Придет большое количество профессиональных игроков, которые знают, как создавать огромные национальные парки. Все будет сделано вокруг идеи парка, представляющего страну во всей красе. И конкурсанты должны предложить лучшую концепцию по этой теме. Но это должны сделать профессионалы. Спонсоры и инвесторы появятся после того, как будет выбран проект-победитель.

Вновь о жилье. Как вы расселяете ветхое и аварийное жилье?

Мы только по программе реформирования ЖКХ планируем расселить 15 тыс. семей. Это много или мало? В рамках Подмосковья – малая часть. Планируем, что в Красногорске вскоре не останется ветхого и аварийного жилья, в Химках смотрим, каким образом поступать со всеми бараками и убогими одноэтажными домиками, потому что их расселение возможно лишь в рамках комплексного освоения территории. Андрей Воробьев поставил амбициозную и интересную задачу поэтапно, город за городом, полностью освобождать населенные пункты от ветхого и аварийного жилья. И не в далекой перспективе, а в течение ближайших пяти лет. Слова «Подмосковье» и «аварийное жилье» должны стать понятиями-антонимами.

 


Источник - Известия

12 Июля 2013