Телефон горячей линии:
+7 (495) 780-17-86

Интервью генерального директора Московского областного БТИ В.А.Денисова "Почему важно сохранить БТИ" опубликовано на сайте газеты "Ведомости"

Через пару лет, как ожидается, отпадет необходимость в бюро технической инвентаризации, без справки из которых сейчас невозможно зарегистрировать права на недвижимость. Инвентаризаторов сменят кадастровые инженеры, чья деятельность будет публичной и подчиненной напрямую Росреестру. То, почему важно сохранить БТИ, «Ведомостям» пытался доказать генеральный директор Московского областного бюро технической инвентаризации Владимир Денисов.

- Если честно, я не могу разобраться, что будет с БТИ после реформы (с 2013 г. кадастровую деятельность в отношении всех объектов недвижимости будут осуществлять только кадастровые инженеры).
— Я тоже. Но надеюсь на лучшее, даже уверен. БТИ будет жить. Его можно акционировать, в конце концов. Если не возлагать на нас специальные задачи, как на ГУП, созданное только для того, чтобы инвентаризировать, то мы можем заниматься разными видами деятельности.

Не так давно был принят закон [о кадастре недвижимости]. Он расставил многие точки над i, и определил переходные периоды передачи полномочий кадастровым инженерам. Кто они такие, в законе прописано: это лица, не имеющие судимости и имеющие среднее специальное образование. Справки ради: в нашем БТИ большинство имеет высшее образование, о судимостях я вообще говорить не хочу.

Так что кадастровые инженеры или люди, себя к ним относящие, с 1 сентября этого года будут осуществлять деятельность, связанную с кадастровыми работами. А в отношении объектов капитального строительства работу начнут с 2013 г. До того времени ее будут выполнять организации технической инвентаризации — БТИ в народе называемые. Которые ей занимались с прошлого века, с 1927 г.

- Какой доход получило МособлБТИ от технической инвентаризации и другой деятельности (вроде оценки, риэлторских услуг, судебной экспертизы) в прошлом году?
— Разбивать доходы по видам деятельности я не буду, в 2010 г. выручка предприятия составила 2,7 млрд руб. Я считаю, что эту информацию можно открыть, поскольку мы прозрачная компания, государственная. По отношению к 2009 г. выручка снизилась где-то на 8%, объясняется это, в первую очередь, кризисом: стали меньше строить. Во вторую — принятые в 2009 г. поправки в законодательные акты (в частности, о регистрации прав на недвижимость) исключили необходимость проведения инвентаризации при строительстве многоквартирных домов. Теперь достаточно взять исходную документацию и выписать кадастровый паспорт. Это повлияло на снижение прибыли предприятия, 50% которой мы перечисляем в бюджет Московской области.

- Дачная амнистия вам доходы не подняла?
— Наоборот, сократила. Человек сам берет теперь лист бумаги, рисует на нем свой садовый домик, заполняет декларацию определенной формы о том, что у него шесть соток и без постановки на кадастровый учет, без выверки границ участка, идет и регистрирует права на этот домик. В дальнейшем он может, при желании, поставить участок под ним на кадастровый учет.

- Как-то странно у нас реформы проходят — государство лишает дохода свои ведомства.
— У нас есть и работа, есть и доход. Хотя по оценке работаем не в полную мощь, как бы хотели. У нас есть аттестованные оценщики, профессиональные, в большом количестве — мы могли бы массовую оценку проводить.

- А почему работаете не в полную мощь?
— Я руковожу предприятием год и несколько месяцев. До всего, может быть, сразу руки не дошли. В настоящий момент заключаем соглашения с банками: аккредитуемся для проведении оценки. В два самых, наверное, крупнейших банка страны (Сбербанк и «Возрождение») направили пакеты документов для аккредитации.

Оценочная деятельность достаточно распространенная — много оценщиков, есть 5 или 6 саморегулируемых организаций (СРО) в этой сфере, включая Национальный совет по оценке — такую надстройку над ними. Работы на всех хватает, такого, чтобы кто-то мог монополизировать рынок, нет.

Риэлторская деятельность никогда не приносила больших доходов, тем более государственному предприятию, поскольку в его рамках сложно оперативно изыскивать деньги для выкупа недвижимости и ее перепродажи. Если говорить о подготовке документов [для сделки], то мы можем оказывать такие услуги, но на рынке огромное количество «бизнюков» так называемых — тех, кто за какие-то деньги может постоять в очереди в Росреестре, в Кадастровой палате, у нотариуса. Так что и оценка для нас — не основная специализация, более интересно проведение кадастровых работ, Но пока 60-70% дохода нам дает техническая инвентаризация.

- У вас в штате несколько десятков кадастровых инженеров. А кто больше получает — они или оценщики, например? Какова средняя зарплата по предприятию?
— У нас более 80 кадастровых инженеров — при желании мы можем создать свою СРО. Но сейчас мы пока ее выбираем — есть предложения, мы их рассматриваем. Кадастровый инженер — это настолько новый субъект трудовых отношений, что сложно определить, что именно он будет делать. Я с людьми говорил — даже те, кто получил сертификат кадастрового инженера, не понимают, что они будут делать.

Всегда делились специалисты в области кадастровой деятельности на тех, кто занимался объектами недвижимости — это были инвентаризаторы, и землей — это землеустроители. Последние были юристы либо специалисты по землеустройству (они обрабатывали документы) и еще геодезисты (работали «в поле»).

Кадастровые инженеры в БТИ, конечно, больше тяготеют к инвентаризации. Но кадастровая деятельность, как это происходит в Европе — это деятельность специалиста, который «под ключ» по заявке делает работы по внесению изменений в кадастр недвижимости, регистрирует права [собственности либо аренды] того или иного лица, делит участки, если есть необходимость. Такой универсальный специалист. Мы кадастровых инженеров обучили, заманив их дополнительными бонусами к зарплате по итогам года. Но теперь, когда их более 80, ввели ограничения: только тот, кто будет заниматься кадастровой деятельностью в этом году, получит бонус, — конечно, в зависимости от результатов работы. Средней зарплаты кадастровых инженеров я пока не скажу — они ж недавно появились. А у инвентаризаторов и техников она сейчас — около 51 000 руб. Это, наверное, одна из самых высоких средних зарплат в Московской области, да и по России в целом.

- То есть текучки кадров у вас нет, наоборот, есть приток?
— Текучки нет. Многие считают за счастье устроиться на работу в БТИ. Во-первых, у нас большая компания — штат 2500 человек. Второй момент: за последний год команда, которая со мной работает, помогла создать нормальный психологический климат, при котором люди с удовольствием идут на работу. Почти не увольняются с работы, более того, многие приводят к нам своих детей, внуков. Здесь как раз та ситуация, когда волка кормят ноги: чем больше люди побегают, тем больше заработают.

- И сколько максимально можно так «набегать»?
— Бывают чудеса, за месяц могут получить более 150 000 руб. Но, правда, и работать придется по 14 часов.

- Не секрет, что вокруг получения любой справки все время возникает какой-то «бизнес». Например, в Москве получить «вне» очереди справку БТИ стоит 6000 руб. В области какие расценки?
— Вы знаете, чем дороже недвижимость, тем дороже услуги по ее обслуживанию. Москва всегда была «флагманом» в этой сфере, в [Московской] области, наверняка, есть какие-то «расценки», но 6000 руб. вряд ли. Кадастровый паспорт для физического лица у нас стоит 500 руб., для юридического — 1000 руб. Скажу так: нет смысла никакого кому-то переплачивать. Во всех наших офисах (а мы еще новые открываем) нет очередей. Я объехал 60 с лишним филиалов. Другое дело, существует сборник цен [на наши услуги], утвержденный в 2002 г., где подразумевается доплата за срочность. Мы технический паспорт за месяц делаем, кадастровый паспорт — за 7 дней, но, если надо срочно, включаются коэффициенты — 2 или 3.

Мало того, установлены видеокамеры в местах приема посетителей, сейчас мы «заводим» их на сайт и, зайдя на нашу страничку, выбрав филиал, вы вскоре в режиме реального времени можете отслеживать ситуацию.

- Это как в регистрационных палатах?
— Да, нам их опыт понравился, решили «собезьянничать». Хотя на самом деле поручение было дано уже давно, мы эту систему год отрабатываем — сейчас идет подключение веб-камер, заключаем договор с компанией, которая нам предоставляет услуги связи. Учитывая, что у нас 100 с лишним точек, договор должен быть взаимовыгодным.

- Расценки на ваши услуги, существующие с 2002 г., вас устраивают? Не выступали с предложениями по их увеличению?
— В данном случае хорошая пословица есть: «Не буди лихо, пока оно тихо». Тот сборник цен, который был установлен распоряжением Минэкономики области в 2002 г., в целом нас устраивает. И пытаться увеличивать стоимость каких-то отдельных операций…Тем более, что некоторые уже не оказываются: например, сейчас никто из инвентаризаторов вручную ничего не пишет, а использует специальные компьютерные программы. Нет смысла изменять тарифы на какие-то отдельные услуги, так как это повлекло бы пересмотр всего сборника. На согласование уйдет время, а учитывая, что через год-полтора возникнет огромное количество коммерческих организаций и кадастровых инженеров, стоимость работ которых будет регулировать рынок, какой смысл в сегодняшних изменениях? Конечно, было бы лучше сделать прейскурант или определить нормо-часы — и для инвентаризатора и кадастрового инженера. Но сейчас трудно справедливо просчитать этот нормо-час.

- Что это за новая спутниковая система определения координат, которую вы сейчас вводите? Насколько я знаю, в ряде регионов нечто подобное уже действует. Почему вы запоздали и откуда взяли на нее деньги?
— Работы по технической инвентаризации — наш основной источник доходов, — вскоре сократятся существенно, но, если мы сможем создать нормальные условия для работы кадастровых инженеров, то они останутся на предприятии и будут приносить доход. Внедрение новой системы уже завершается. Подобные есть примерно в 20 субъектах федерации: в Татарстане, в Туле, Твери, Калужской области. Они могут работать в режиме реального времени или в режиме постобработки информации. Первых меньше, вторых больше. Что такое работа в режиме реального времени? Это выход на точку специалиста (кадастрового инженера) с ГЛОНАСС-приемником, который определяет координаты точки и тут же, посредством GSM-модема, отправляет их в центр обработки данных. Географические координаты (долгота, широта) там обрабатываются и приходят обратно инженеру уже в системе МСК-50, то есть в той систем координат, которая используется в Московской области и, думаю, в ближайшее время будет принята в Москве. Сейчас мы с московскими компаниями (например, «Мосгеотрестом») по этому поводу тесно взаимодействуем. К сожалению, в каждом субъекте федерации существует своя система координат — проще было, если бы она была в стране одна. Эти данные необходимы для внесения объектов в государственный кадастр недвижимости.

Сейчас завершается испытание нашей системы, необходимое разрешение от минобороны, например, уже получено, скоро мы проведем ее сертификацию и откроем для геодезистов в режиме пост-обработки данных. В первое время бесплатно. Режим реального времени более интересен, например, для мониторинга движения транспортных средств, мостов и других сооружений, работы МЧС. Мы будем предлагать эти услуги. Сейчас мы пытаемся определить их стоимость. Перенять опыт Германии, Швейцарии, где это все давно работает. Например, координирование угла здания сейчас обходится в 2000 руб. Чем шире будет охват этой системы, тем дешевле услуги. Обойдется нам она в 30-40 млн руб.

- Почему такой разрыв в стоимости?
— Мы купили (из своей прибыли) и установили стационарное оборудование, и программное обеспечение (фирмы Leica Geosystems AG), которое стоит около 30 млн руб. Вполне возможно, что понадобится обновление системы, нужно еще докупать переносные приемники (каждый стоит от 0,7 до 1,2 млн руб.), чтобы в каждом филиале были. Геодезическое оборудование очень дорогое: раньше, например, тахеометры из рук в руки передавались, и с ними геодезисты могли «подхалтурить». Чтобы это прекратить, мы ввели журнал учета использования оборудования.

Вообще у нас организация ни копейки из бюджета не получает. Но, если наши доходы (из которых мы покупаем оборудование, платим зарплаты, открываем новые филиалы) будут сокращаться, мы будем выходить с предложениями о повышении стоимости наших услуг. Вообще же надо понять, где еще мы можем зарабатывать.

- И кому вы можете предложить ваши услуги? Военным?
— В основном, строителям: разбивку участка под проект сделать, чтобы дома, заборы поставить, здание к участку «привязать». Сейчас есть предложения от коммерческих компаний, которые берутся «точки пересчитывать» за 2500 руб. Мы готовы работать за меньшие деньги: за 300-500 руб. Надо в рынок войти. Востребованной эта работа всегда будет. Можем энергоаудитом заняться — у нас есть сертификат о включении нас в соответствующее СРО. Мы располагаем сведениями об огромном количестве жилых многоквартирных домов — думаю, что управляющим компаниям должно быть интересно, что можно сделать, чтобы сократить свои расходы. Для расчета труда дворников, уборщиков всегда сведения из технических паспортов брали.

- Традиционный вопрос: почему оценка БТИ всегда ниже рыночной? И как их сблизить?
— Если предположить, что мы с вами вчера построили дом, то его рыночная стоимость будет равна его инвентаризационной стоимости. То есть, сколько денег вложили в строительство, столько он и стоит. Считать, за сколько его можно продать — это не совсем то, из чего исчисляются налоги.

В 1961 г. были утверждены укрупненные показатели восстановительной стоимости — по ним считается и определяется инвентаризационная стоимость всех объектов. В 1992 г. были приняты поправки, соответствующие коэффициенты, на которые надо умножить стоимость, чтобы получить ее на текущий момент. Понятно, что сейчас применять эти коэффициенты достаточно сложно: материалы, технологии — все поменялось. А просто взять и все это разрушить, убрать инвентаризационную стоимость нельзя, поскольку альтернативы нет. Рассчитать ее в Москве или в области мы можем в течение трех дней, и передать в налоговую инспекцию. Чтобы провести рыночную оценку — надо собрать огромное количество оценщиков, изучить документацию и проч. Естественно, сейчас по большинству построенных объектов инвентаризационная стоимость ниже рыночной — иногда в разы.

- А как тогда цены на жилье рассчитываются?
— Мы оцениваем ОКС (объект капитального строительства). Но возьмите какую-нибудь избушку в 120 кв. м в Луховицах и перенесите ее в деревню Жуковка, как будет различаться ее стоимость — только из-за привязки к месту? Потому и дано поручение президентом и премьером о том, что нужно собрать сведения о недвижимости и включить их в кадастр. В 2010 г. в Московской области, правда, был сделан пересчет восстановительной стоимости: наше БТИ привлекали к этой работе, мы даже садовые товарищества объезжали, инвентаризировали дачные домики. Но все, что связано с землей, с объектами недвижимости…рынок у нас пока диковатый.

- Насколько я знаю, конкуренция в вашей сфере есть, но ваши конкурентные преимущества для меня не очевидны.
— Они очевидны. БТИ в том виде, как оно сейчас работает, существует с 1927 г. За это время накоплен опыт. Другие предприятия, занимающиеся инвентаризацией, создавались в 2000-х гг. Например, «Ростехинвентаризация». Это было методическое управление, которое «под крылом» Госстроя писало методички. Но правительством было принято решение и оно стало развиваться [как предприятие по инвентаризации]. Они, наверное, могли бы делать какие-то сложные объекты: мосты, нефтепроводы, объекты повышенной секретности и т.д., но занимаются, тем же, чем и все БТИ.

Мы с коллегами общаемся. 21 мая у нас профессиональный праздник — «День инвентаризатора». Правда, он никакими нормативными документами не установлен, да и понятия такого «инвентаризатор» тоже нет. Я даже обратился к нашему бизнес-сообществу с предложением: давайте назовем этот праздник «День работника технической инвентаризации». Но мне сказали — давайте оставим как есть. Так что пусть будет «инвентаризатор».

Читайте далее: http://www.vedomosti.ru/tnews/news/2011/05/12/2484

Источник: Ведомости.ру

12 Мая 2011